Воскресенье, 24.06.2018, 10:18

Код Души

  О Душе, Духе и Совести
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"

Вверх
Категории раздела
КОНСПЕКТЫ [47]
Мудрость в прозе
СТИХИ [9]
Мудрость в стихотворной форме
Наш опрос
Вы оценили сайт?
Всего ответов: 91
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » КОНСПЕКТЫ

"Для чего люди одурманиваются?" Л.Н.Толстой (цитаты)

Л.Н.Толстой

ДЛЯ ЧЕГО ЛЮДИ ОДУРМАНИВАЮТСЯ ?

        Спросите у человека, зачем он начал пить вино и пьёт. Он ответит вам: "так, все пьют”, да еще прибавит: "для веселья”. Те, которые ни разу не дали себе труда подумать о том, хорошо или дурно то, что они пьют вино, прибавят ещё то, что вино даёт силы, то есть, скажут то, несправедливость чего давным-давно уже доказана.

Спросите у курильщика, зачем курит теперь, и он ответит то же: "так, от скуки, все курят”.

 Но ведь хорошо так, от скуки, для веселья, оттого, что все это делают, вертеть пальцами, свистеть, петь песни и т. п., то есть делать что-нибудь такое, что не приносит очевидного зла ни себе, ни другим. Повсюду встречаешь людей, любящих своих детей, готовых принести всякого рода жертвы для их блага и вместе с тем проживающих на водке, вине, пиве или прокуривающих на опиуме или табаке то, что избавило бы бедствующих детей от лишений. Очевидно, что если человек, поставленный в условия необходимости выбора между страданиями своей семьи, которую он любит, и воздержанием от одурманивающих веществ, все-таки избирает первое, то побуждает его к этому что-нибудь более важное, чем то, что все это делают.

 В период сознательной жизни человек может заметить в себе два раздельные существа: одно — слепое, животное существо, которое ест, пьёт, отдыхает, спит, плодится и движется, как движется заведённая машина; другое —  зрячее, духовное, которое оценивает деятельность животного существа. Зрячее существо можно сравнить со стрелкою компаса, прикрытою пластинкою, и становящеюся видной, как скоро то, что несет стрелку, отклоняется от указываемого ею направления. Духовное существо, проявление которого мы называем совестью, всегда показывает одним концом на добро, противоположным — на зло и не видно до тех пор, пока мы не отклоняемся от даваемого им направления, от зла к добру.

 Всякий человек, почувствовав раздвоение своей совести с животною деятельностью, не может продолжать эту деятельность до тех пор, пока или не приведёт её в согласие с совестью, или не скроет от себя указаний совести. Для достижения первого есть один только способ: увеличение в себе света и внимание к тому, что он освещает; для второго — есть два способа: внешний и внутренний. Внешний способ состоит в занятиях, отвлекающих внимание от указаний совести; внутренний — состоит в затемнении самой совести.

 Жизнь не такова, какая бы она должна быть по требованиям совести. Развлечения, которые бы извлекали из сознания этот разлад, недостаточны или приелись, и вот для того, чтобы быть в состоянии продолжать жить, несмотря на указания совести о неправильности жизни, люди отравляют, на время прекращая его деятельность, тот орган, через который проявляются указания совести. Трезвому совестно то, что не совестно пьяному. Люди знают это свойство вина заглушать голос совести и сознательно употребляют его для этой цели. Безнравственно живущие люди более других склонны к одурманивающим веществам.

 Все согласны, но — странное дело! — когда одурманивающие вещества принимаются в количестве умеренном, то почему-то предполагается, что они уже не действуют на совесть. А если после этого обычного одурманивания совершены поступки, глупые и дурные, то эти поступки произошли сами собой и не вызваны одурманиванием.

 Несмотря на то, что каждый по опыту знает, что после каждого, хотя бы и мелкого, укора совести тянет к какому-нибудь дурману, и что под влиянием одурманивающих веществ трудно обдумать свою жизнь, и что постоянное и равномерное употребление одуряющих веществ производит то же действие, как и неумеренное, — людям, умеренно пьющим и курящим, кажется, что они употребляют эти вещества только для вкуса и удовольствия. Но стоит только серьёзно, не выгораживая себя, подумать об этом, чтобы понять, что одурманивающие вещества действуют физиологически всегда одинаково, всегда возбуждая и притупляя деятельность мозга. Если одурманивающие вещества имеют свойство заглушать совесть, то они имеют его всегда.

 Предполагается, что табак веселит, уясняет мысли, привлекает к себе только как привычка, ни в каком случае не производя того действия заглушения совести. Но стоит только повнимательнее вглядеться в условия, при которых проявляется потребность в курении, для того, чтобы убедиться, что одурманивание табаком, точно так же как и вином. Иначе не говорили бы люди, что они готовы пробыть скорее без хлеба, чем без табаку. Потребность к одурманиванию себя табаком в самые затруднительные минуты может заметить в себе всякий курящий. Хочешь сделать то, чего не следует, — выкуриваешь папироску, одурманиваешься настолько, насколько нужно, чтобы сделать то, что не надо было, и опять можешь ясно мыслить и говорить; и неприятное сознание дурного или неловкого поступка уничтожено.

 Разве не очевидна та строго определённая зависимость между образом жизни людей и их пристрастием к курению? Почему игроки почти все курят? почему проститутки и сумасшедшие все курят? Если потребление одурманивающих веществ нужно для того, чтобы заглушить их совесть ворам, разбойникам, то оно точно так же нужно другим людям.

 Всякий курильщик, предаваясь своей страсти, забывает или пренебрегает самыми первыми требованиями общежития, которого он требует от других и которое он соблюдает во всех других случаях, до тех пор, пока совесть его не заглушена табаком. А между тем люди честные во всех других отношениях курят при детях, за обедом, в маленьких комнатах, заражая воздух табачным дымом, не чувствуя при этом ни малейшего укора совести.

 Обыкновенно говорят, что курение содействует умственной работе. Человеку, курящему и потому перестающему строго оценивать и взвешивать свои мысли, кажется, что у него вдруг сделалось много мыслей. Но это только то, что он потерял контроль над своими мыслями. Человек всегда сознаёт в себе два существа: одного — работающего, другого — оценивающего работу. Чем строже оценка, тем медленнее и лучше работа, и наоборот. Если же оценивающий будет находиться под влиянием дурмана, то работы будет больше, но качество ее будет ниже.

 Людям кажется, что маленький дурман, маленькое затмение сознания не может производить важного влияния. Но думать так — всё равно, если думать то, что часам может быть вредно то, чтоб ударить их о камень, но что если положить соринку в середину их хода, то это не может повредить им.

 Ведь главная работа, двигающая всею жизнью людской, происходит не в движении рук, ног человеческих, а в сознании. Истинная жизнь происходит только там, где совершаются бесконечно малые изменения сознания. И вот тогда-то бывает особенно важна для правильного решения возникающего вопроса наибольшая ясность мысли, и вот тогда-то один стакан пива, одна выкуренная папироска могут отдалить это решение, могут заглушить голос совести, содействовать решению вопроса в пользу низшей животной природы. Надо, насколько это от нас зависит, стараться поставить себя и других в такие условия, при которых не нарушалась бы ясность и тонкость мысли, необходимые для правильной работы сознания, а не поступать обратно.

 Человек ведь есть и духовное и животное существо. Человека можно двигать, влияя на его духовное существо, и можно двигать, влияя на его животное существо. Так же, как часы, можно двигать за стрелки и за главное колесо. И как в часах удобнее руководить движением через внутренний механизм, так и человеком удобнее руководить через сознание. Все люди знают это. Но людям не столько хочется, чтобы сознание работало правильно, сколько того, чтобы им казалось, что правильно то, что они делают, и они сознательно употребляют такие вещества, которые нарушают правильную работу сознания.

 Каждый человек найдёт, что в разные периоды его жизни перед ним стояли нравственные вопросы, от разрешения которых зависело все благо его жизни. Всегда более мучительным представляется труд умственный. Люди имеют свойство переставать думать тогда, когда думанье начинает представлять трудности, и именно тогда, когда думанье начинает быть плодотворным. Человек чувствует, что решение стоящих перед ним вопросов требует напряжённого, часто мучительного труда, и хочется отвильнуть от этого. Без средств одурманивания, человек не мог бы изгнать из сознания стоящих перед ним вопросов и волей-неволей был бы приведен к необходимости решения их. Но как только предстоящие к решению вопросы начинают мучить его, человек прибегает к этим средствам и спасается от беспокойства. И неразрешенные вопросы остаются неразрешёнными до следующего просветления. Но при следующем просветлении повторяется то же, и человек месяцами, годами, иногда всю жизнь продолжает стоять перед теми же нравственными вопросами, ни на шаг не подвигаясь к разрешению их. А между тем, в разрешении нравственных вопросов и состоит всё движение жизни.

 Пускай всякий вспомнит себя за тот период, во время которого он пьет и курит, и пускай проверит то же самое на других, и всякий увидит одну постоянную черту, отличающую людей, предающихся одурманению, от людей, свободных от него: чем больше одурманивается человек, тем более он нравственно неподвижен.

 Ужасны последствия потребления алкоголя на отъявленных пьяницах, но без сравнения ужаснее последствия умеренного употребления водки, вина, пива и табаку, которому предаётся большинство людей. Руководящая деятельность общества — деятельность политическая, служебная, научная, литературная, художественная — производится большею частью людьми, находящимися в ненормальном состоянии. Человек, выпивший накануне бутылку вина, стакан водки или две кружки пива, находится в обычном состоянии похмелья или угнетения, следующего за возбуждением, и потому в умственно подавленном состоянии, которое усиливается ещё курением. Для того, чтобы человек, курящий и пьющий постоянно и умеренно, привёл мозг в нормальное состояние, ему нужно пробыть, по крайней мере, неделю или более без употребления вина и курения.

 Из того же, что люди духовно сильные, подвергаясь принижающему действию одурманивающих веществ, всё-таки произвели великие вещи, мы можем заключить только то, что они произвели бы ещё большие, если бы они не одурманивались. Часто бывает то, что самые чуткие натуры, те, которые болезненно чувствуют разлад жизни и совести, предаются наркотикам и погибают от них.

 Большая часть всего того, что творится в нашем мире и людьми, управляющими другими и поучающими других, совершается не в трезвом состоянии. Безобразие и главное — бессмысленность нашей жизни происходят преимущественно от постоянного состояния опьянения, в которое приводит себя большинство людей. Все знают, что это тяжело, больно, неудобно, разорительно, безнравственно, безбожно и безумно, — и все готовятся к взаимному убийству: одни, придумывая политические комбинации о том, кто с кем в союзе и кого будет убивать; другие, начальствуя над приготовляющимися к убийству, и третьи, подчиняясь против воли, против совести, против разума этим приготовлениям к убийству. Только никогда не вытрезвляющиеся люди могут жить в том ужасающем противоречии жизни и совести.

 Освобождение же людей от употребления одуряющих веществ откроет им глаза на требования их сознания, и они станут приводить свою жизнь в согласие с совестью...

Категория: КОНСПЕКТЫ | Добавил: aesp (12.02.2011)
Просмотров: 1409 | Теги: согласие с Совестью, нравственные вопросы, ясность мысли, одурманивание, Совесть | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: